Вторник, 25 Апрель 2017, 19:21
Приветствую Вас Гость | RSS

СЫЗРАНЬ на сайте журналиста Александра Молчанова

Переписка
Реклама
Праздники России
Праздники России
Вебпланета
Поиск по сайту

Рассказы о Сызрани - 3

ЦИКЛ РАССКАЗОВ АЛЕКСАНДРА МОЛЧАНОВА «ТАЙНЫ СЫЗРАНСКИХ ПОДЗЕМЕЛИЙ В ПРИКЛЮЧЕНИЯХ АЛЕКСЕЯ И МАРИНЫ»

                                      СОДЕРЖАНИЕ
"Рассказы о Сызрани - 1"        "Последний сызранский леший"

..........................................         "Золотые кони Чингиз - хана"

"Рассказы о Сызрани - 2"        "Люди подземелья"

..........................................          "Град убиенных"

..........................................          "За невидимым барьером"

"Рассказы о Сызрани - 3"        "Памятник"

.........................................           "Черная кошка"

..........................................          "Молитва"

"Рассказы о Сызрани - 4"         "Армагеддон ХХI века"

..........................................          "Час Сатурна"

...........................................          "Порча"                                          

                                       ПАМЯТНИК
В тихий зимний вечер в начале декабря 1996 года, допоздна проторговав семечками на Московской, баба Даша засобиралась домой. Терпеливо дождалась свою «тройку», и вскоре вышла в темноте на безлюдной остановке на улице Декабристов. С трудом передвигая отекшие за день ноги, она направилась по узенькой тропинке к своему дому. И вдруг баба Даша увидела нечто такое, что заставило ее застыть на месте. Прямо навстречу ей шел…Сталин! 
Иосиф Виссарионович был высок ростом и широк в плечах, одет в шинель, и курил на ходу трубку. При лунном свете он показался ей каким-то неестественным и окаменевшим, шаги его отдавали металлическим звоном, но взгляд был вполне спокойный и дружелюбный. Взяв себя в руки, баба Даша перекрестилась и быстро уступила ему дорогу. Вождь гордо и молча прошел мимо, и вскоре скрылся в темноте…
Сызрань была и остается тихим купеческим городом, расшевелить который почти невозможно. Однако слухи об ожившем сталинском памятнике всполошили всех. Некоторые, в основном люди пожилого возраста, стали на полном серьезе утверждать, что видели его с наступлением темноты в разных районах города. Рассказов этих становилось все больше и больше, и относиться к ним с насмешкой уже никто не решался.
Ситуацию немного прояснил несанкционированный митинг, устроенный в центре Сызрани 21 декабря. Алексей и Марина медленно шли по улице Советской, и вдруг заметили, что в сквере возле Дома правосудия собирается народ. Когда они присоединились к толпе, какой-то простоватый с виду мужик уже залез на трибуну, составленную из нескольких ящиков, и зычно произнес:
- Дорогие товарищи! Сегодня, в очередной день рождения Иосифа Виссарионовича, предлагаю всем собравшимся почтить память нашего бессмертного вождя. Сталину – слава!!!
- Ура-а!!! – недружно закричали в толпе.
- Вот здесь, товарищи, - продолжил оратор, - на этом самом месте, еще несколько десятилетий назад возвышался памятник нашему великому вождю. Но однажды ночью, выполняя секретное указание Хрущева, власти вывезли его в неизвестном направлении…Теперь пришло время восстановить справедливость, и мы потребовали от властей вернуть сталинский памятник на его прежнее место. Мы заявили им, товарищи, что это такая же часть нашей истории, как и все остальное!...
- Кто это «мы»? – не выдержав, крикнул оратору Алексей, хотя Марина торопливым шепотом и уговаривала его помолчать. Дескать, разве ты не видишь, какие ярые фанатики тут собрались…
Оратор чекистским взглядом посмотрел на Алексея, как бы беря на заметку, и вызывающе ответил:
- Мы, господин хороший, это сызранская сталинистская организация под названием «Заветы вождя». Не волнуйся, у нас есть официальная регистрация. И не мешай вести митинг: тебя сюда никто не звал…
- Так вот, дорогие товарищи, - продолжил он. – Требование мы выдвинули, а власти нам в ответ и заявили: да где ж теперь этот памятник взять? Дескать, его скорее всего раскололи, когда снимали с пьедестала, или же вывезли куда-нибудь в Москву. А мы им в ответ: не верим!
- И правильно, что не верите! – поддержала разгоряченная толпа.
- Этот монумент цел и невредим и сейчас, в конце двадцатого столетия! – развивал оратор свою мысль. – Мы всегда были уверены, что он где-то в городе спрятан. Не могли же тогдашние власти его не сохранить, понимая, что великий Сталин еще будет реабилитирован в глазах трудового народа…
- И вот, дорогие товарищи, все мы недавно узнали о том, что памятник сам каким-то образом вырвался из неволи, и сейчас бродит по Сызрани неприкаянным, ждет, когда ему установят здесь пьедестал…
- Это знамение Свыше! – подхватил другой оратор. – Так нам, товарищи, Иосиф Виссарионович напоминает о себе! Давно, давно пора вспомнить об его заветах! И всех, всех без исключения надо заставить работать! А «новых русских» и их прихлебателей – на Колыму…
Отойдя в сторонку, Алексей и Марина слушали эти полубредовые речи, и им было отнюдь не смешно. Ведь еще несколько десятилетий назад большинству советских людей Сталин действительно казался бессмертным, и неудивительно, что теперь многие из заставших его эпоху всерьез поверили в сказочное оживление этого памятника…
Митинг завершился принятием резолюции к городским властям с требованием восстановить сталинский пьедестал, а Алексея и Марину вскоре пригласил к себе один из руководителей местного ГУВД. После серии их удивительных и таинственных приключений в милиции всегда советовались с ними в подобных ситуациях.
- Как вы считаете, - спросил этот руководитель, явно озабоченный и прошедшим митингом, и последними новостями о появлениях памятника, - возможно ли такое в принципе?
- Судьбой сталинского памятника, который на Советской стоял, с женой мы уже интересовались, - ответил Алексей. – Некоторые старые люди говорят, что его закопали на привокзальной площади станции Сызрань – первая…Но мы в это не верим. Какой смысл было делать это именно там? Да и без широкой огласки это бы не обошлось. Но есть и другая, более правдоподобная версия…
- И какая же?
- А такая, что его закопали в овраге на окраине города, возле птицефабрики, - вступила в разговор Марина. – Там родители моей знакомой когда-то работали. И они вспомнили, что много лет назад видели в овраге этот памятник. Точнее, даже и не памятник, а его расколотые останки…
- Я, конечно, поручу своим подчиненным проверить этот овраг, - сказал их собеседник. – Но мне почему-то кажется, что ничего интересного они в нем не найдут…Вы мне лучше другое скажите: если предположить, что сталинский памятник все-таки сохранился целиком, может ли он сейчас бродить по городу как живой человек?
- Была в древности таинственная наука теопея, - немного подумав, вспомнил Алексей. – Читал я, что статуи богов и вождей умелые маги могли как-то оживлять. Ненадолго, конечно, больше для забавы. Но это искусство, даже если оно действительно существовало, уже давным-давно утеряно…
- А вы не допускаете, что в Сызрани все-таки появился такой умелец?
- Весьма маловероятно, - безапелляционно ответили они, и на этом беседа была закончена.
…А сталинский памятник продолжал свои странные похождения. Начали поступать подобные сообщения и из других городов. Они тщательно замалчивались властями, но это порождало лишь новые, самые невероятные слухи. В киосках звукозаписи нарасхват пошла популярная некогда песня в исполнении Александра Галича. Его пронзительный голос звучал, казалось, уже повсеместно: 
  «Когда в городе гаснут праздники,
  Когда грешники спят и праведники,
  Государственные запасники
  Покидают тихонько памятники…»
Упорно называя эти явления массовыми галлюцинациями, власти отказывались восстанавливать сталинский пьедестал. Тем не менее, авторитет организации «Заветы вождя» стремительно возрастал, и было уже почти очевидно, что она завоюет немало мест на очередных выборах в городскую Думу. Но тут Алексей и Марина неожиданно спутали все карты сызранских неосталинистов, и ажиотаж вокруг них быстро сошел на нет.
Вот как это было. Супруги слукавили, когда якобы равнодушно отнеслись к этой загадочной истории, беседуя с милицейским начальником. Им надо было все тщательно и спокойно обдумать, не привлекая к себе излишнего внимания…
- Тут что-то не так, - говорила Марина. – Если сталинский памятник действительно где-то найден, и в него каким-то образом «вдохнули» разум и жизнь, то смогли бы сделать это только на очень короткое время. А он вот уже несколько месяцев по городу бродит!
- Да не зацикливайся ты на теопее! – говорил ей Алексей. – Возможно, тут какая-то подделка под нее, рассчитанная на суеверных людей.
Постоянно сверяясь с картой Сызрани, они стали анализировать все обстоятельства, связанные с появлениями памятника, и выявили ряд любопытных закономерностей. Например, «Сталин» явно не хотел «маячить» в густонаселенных кварталах, среди многоэтажек, предпочитая районы с деревянной застройкой. Да и «свидетельствовать» о себе, как правило, он стремился одиноким прохожим пожилого возраста.
В конце концов супруги вычислили, что очередное «чудо» должно произойти в ближайшие дни возле одной из автобусных остановок в районе Засызрана, часов в 11 – 12 вечера. И, решив не рисковать, они вновь обратились за помощью в милицию.
- Мы, конечно, вам доверяем, - сказал им начальник ГУВД, но и вы нас поймите: памятник нам задерживать еще не приходилось! Кто будет отвечать, если он вдруг взбесится, и мы потеряем людей?!
- Этого ни в коем случае не произойдет! – успокоил его Алексей. – Стопроцентная гарантия, что памятник будет нейтрализован! – И постарался доказать начальнику, что они могут с Божьей помощью сводить на нет подобное колдовство…
«Чудо» произошло на третьи сутки их напряженного дежурства в Засызране. Еще одна припозднившаяся старушка со страхом взирала на проходящего мимо вождя, и вдруг его крепко схватили сзади. Пытаясь вырваться из железных объятий милиционеров, «Сталин» наконец-то обрел речь:
- Немедленно отпустите, жандармы! – с фальшивым пафосом на всю темную улицу закричал он. – Кто дал вам право меня задерживать?!...Вы за это ответите!...Я из организации «Заветы вождя»…
При свете фонарика супруги вспомнили, что они уже видели этого рослого и плечистого человека на митингах неосталинистов. Только тогда у него не было усов, а вместо шинели он был одет в потертую дубленку…
До здания ГУВД на Кировой «УАЗик» так и не доехал. После проверки документов «Сталин» был отпущен на все четыре стороны. Появляться и далее перед жителями Сызрани в облике грозного вождя запрещать ему никто не стал. Однако после того, как эта трагикомичная история была обнародована с фотографиями в местной прессе, о новых похождениях шарлатана горожане уже не услышали…
- Вот так и развенчиваются мифы, - сказал Алексей после безуспешной попытки неосталинистов собрать новый массовый митинг на улице Советской. – Люди не столько перед покойным Сталиным трепетали, сколько таинственного памятника боялись! А когда выяснилось, что это обман, они сразу потеряли к нему интерес…
- Да, сейчас потеряли, - согласилась Марина. – Но когда-нибудь, возможно, он и вернется…Иван Грозный и Петр Первый тоже немало народа погубили, а прошли века, и теперь они едва ли не герои! Плохое, Леша, забывается очень быстро, и помнится только хорошее. Глядишь, и Сталина со временем полностью реабилитируют, и в нашей Сызрани ему тоже снова памятник поставят. На Советской, там, где и стоял…
- Надеюсь, что мы до этого времени не доживем! – с улыбкой ответил Алексей…
Завершался бурный двадцатый век от Рождества Христова.
  АЛЕКСАНДР МОЛЧАНОВ

                                        ЧЁРНАЯ КОШКА
Когда недавно утром Алексей и Марина, собравшись на дачу, вышли из подъезда своего дома, дорогу им перебежала черная кошка.
- Ну вот, плохая примета! – пошутил Алексей.
- А я в приметы не верю! – вполне серьезно, совсем как молодая учительница из фильма «Весна на Заречной улице», отозвалась жена.
- Вообще-то я тоже не верю, - рассеянно обронил он, подходя к машине. – Приметы – это суеверие, и православным они ни к чему…
У Марины так бывает часто: западет какая-нибудь мысль в голову, и избавиться от нее очень трудно. Вот и теперь всю дорогу она думала об увиденной возле подъезда кошке. А скорее, даже и не о ней: нечто другое, еще не оформившееся в мысленный образ, настойчиво напоминало о себе. И это нечто другое, когда они уже подъезжали к даче, вдруг спросило ее: «А не кажется ли тебе, Марина, что сейчас кошек черного цвета стало в Сызрани значительно меньше, чем их было раньше? Они словно бы куда-то исчезают, не правда ли?».
«Какой-то странный вопрос, - молча отозвалась она на этот внутренний голос. – Больше, меньше, какая разница…» И настолько мелочными показались ей эти рассуждения, что, выйдя из машины, она тут же о них и позабыла.
Через несколько дней Марина разговаривала по телефону со своей подругой, живущей рядом со следственным изолятором.
- Знаешь, - сказала ей Лариса, - у нас в округе опять пошли нехорошие слухи про старое железнодорожное кладбище. Поговаривают, что там по ночам регулярно раздаются какие-то нечеловеческие крики, и мелькают странные огни. Я слышала, вы с Алексеем уже специалисты по борьбе с нечистой силой! Не объяснишь ли, с чем это связано? Может, это колдовские шабаши?
- Вряд ли, - ответила Марина. – Шабашей на кладбищах, подруга, у сатанистов любых мастей немного, - и с десяток на год не наберется. Здесь что-то другое…Ну да ладно, не волнуйся, мы попробуем в этом разобраться. 
…Нельзя сказать, чтобы Алексей с радостью встретил предложение жены отправиться ночью на заброшенное кладбище. И не потому, что боялся: с некоторых пор на подобные свидания они всегда приглашали милицейский наряд…Просто не видел в этом большого смысла. Ведь в Сызрани несколько кладбищ, и хотя бы на одном из них каждой ночью творятся какие-то нехорошие дела – и мелкие, и крупные. За всеми не уследишь, да и не их это дело. Впрочем, к Марининым капризам он всегда относился снисходительно, и, немного помявшись, согласился.
…Душная августовская ночь была в полном разгаре. Милицейская машина с выключенными фарами тихо въехала на старое кладбище, на котором и в самом деле раздавались приглушенные крики, и мерцал кое-как замаскированный огонь. Когда они приблизились к нему, какая-то угловатая фигура бросилась тушить костер. При свете фонариков стало видно, что это неказистый мужчина средних лет, прикрывающий собой почерневший от сажи котел…
Марина первой подняла крышку, вздрогнув от тяжелого запаха. И содержимое котла показалось ей одновременно и обыденным, и ужасным…
- Мы рады бы постараться, чтобы этот подлец получил по заслугам, - сказал супругам следователь, разрешив присутствовать на очередном допросе. – Но все не так просто. Он утверждает, что использовал только бродячих и заразных животных. Дескать, чтобы очищать от них окружающую среду. Постоянно требует, чтобы его немедленно освободили из-под стражи.
- Не торопитесь с этим, капитан! – посоветовал ему Алексей. – Здесь что-то не то. Одно дело, когда отловом бродячих животных занимается «Спецавтохозяйство», и совсем другое – этот странный субъект…
Допрос шел своим чередом. Задержанный монотонно выдавливал из себя заученные фразы, а какой-то ясности так и не наступало. И тут Марину словно озарило: неожиданно для всех, и больше всего для себя самой, она сделала «ход конем»:
- Можешь говорить что угодно, а я еще на кладбище начала понимать, что тебя интересуют не любые животные, а только кошки. И не все, а только черного цвета…
После этих слов в сознании странного типа произошел какой-то сдвиг. Его глаза загорелись дьявольским огоньком, он оживился и стал выражаться уже прямо и откровенно:
- Вы думаете, я вас боюсь? Ошибаетесь! Хотите знать правду? Ну так знайте: да, я специально отлавливаю черных кошек. И намерен делать это и впредь…
Стенографистка едва успевала записывать его размышления…Несколько лет назад Николай N, начитавшись оккультных книжонок, пожелал стать «всемогущим магом». И для начала – развить способность превращаться в «невидимку».
- Рецепт прост! – откровенничал он на допросе. – Берется кошка, в которой нет ни одного белого волоска: вся шерсть должна быть черной. Ее варят живьем в чугунном котле на кладбище после полуночи. До тех пор варят, пока не истают все кости, кроме одной. Оставшаяся кость есть невидимка, и это лучшая награда для любого колдуна…
- Но ты, вероятно, уже загубил немало кошек, и все безрезультатно? – прервал его Алексей.
- Да, пока не везет, - признался он. – Видно, что-то не так делаю. Но ничего, у меня еще все впереди…
- Не обольщайся! – продолжил Алексей. – Известно ли тебе, что все подобные «рецепты» являются несбыточными сказками. Злыми сказками! Нет в кошках никаких «костей – невидимок»! Недобросовестные писаки выдумали это, чтобы потешить публику. А ты и поверил…
Алексей говорил еще долго, а Марина чувствовала, что слова мужа разбиваются о глухую стену. Глаза маньяка погасли, и он уже явно не хотел продолжать этот спор. И когда его увели, они облегченно вздохнули.
- Покажите его врачам, - посоветовала Марина следователю. – Все кандидаты в колдуны – обыкновенные шизофреники; нам уже приходилось с ними сталкиваться…
Супруги вернулись домой, а вскоре пригласили меня на чашку чая, и рассказали эту странную историю.
- Если будешь знакомить с ней своих читателей, - отметил Алексей, - то напиши: дело даже и не в том, что в ближайшее время в психушку будет помещен очередной «маг». Чем лучше его все якобы «нормальные» субъекты, которые измываются над животными, возомнив себя «царями природы»…
- Когда-нибудь эта жестокость бумерангом вернется к нам, - добавила Марина. – И станет явью страшный фильм Хичкока, в котором птицы, организовавшись, начали истреблять людей…
Как уже поняли читатели, я добросовестно изложил все, что рассказали мне супруги. Но с Мариной позволю себе все-таки не согласиться. Животные тоже являются, как и мы, созданиями Божиими; у них тоже есть душа, хотя и неодухотворенная. Не наделив их разумом, Господь даровал им великую привилегию: они не способны к сознательному злу, и в этом отношении неизмеримо выше многих людей, погрязших в своих грехах…
АЛЕКСАНДР МОЛЧАНОВ. 

                                            МОЛИТВА
Это трагическое событие произошло в Сызрани в середине 90-х годов двадцатого века. Две стороны медали, две резко противоположные стороны человеческого бытия пронеслись тогда перед Леной: сначала была большая радость за лучшую подругу, выходившую замуж, а потом все прелести жизни вдруг утонули в огромном море людского горя…
После загса, распив шампанское в Сызранском кремле, все поехали отмечать свадьбу в уютную и просторную квартиру на Образцовской Площадке, которую для молодоженов приобрели заботливые предки. Прильнув в легковушке к своему парню, Лена с восторгом думала о том, что и они с Мишей вскоре поженятся.
Подъезды к дому были перекопаны какими-то огромными и полуобвалившимися траншеями. И поэтому веселая компания покинула машины и несколько минут шла пешком вдоль оживленной трассы. А навстречу им уже мчался массивный и неповоротливый «КамАЗ»…
Лена никогда не пыталась узнать, куда понесла нелегкая этого горе-водителя в субботний день. Главное, что он был безбожно пьян, и выехал сначала на полосу встречного движения, а потом и на обочину, буквально врезавшись в свадебное шествие…
Лена и Миша были в числе немногих, кто уцелел. Мише повезло больше всех – он вообще не получил никаких ушибов. А вот Лена…Уже потерявший скорость «КамАЗ» в самый последний момент сбил и ее, и она на короткое время потеряла сознание…
Придя в себя, девушка попыталась пошевелить руками и ногами, но ничего из этого не вышло. Как ни странно, боль почти не ощущалась. Словно в полусне Лена молча смотрела на Мишу, бережно державшего ее в своих объятиях до прибытия «скорой», и еще краем глаза она видела, как молодой милиционер отбивает от разъяренной толпы моментально протрезвевшего шофера…
- Наши возможности, увы, небезграничны, - сказал ей при выписке лечащий врач. – Но Вы не отчаивайтесь! Вполне возможно, что здоровье еще вернется к Вам…
Но Лена уже не верила ему. Несколько месяцев провела она в стационаре, но паралич тела, наступивший в тот страшный день, не проходил. Говорили, что у нее был серьезный перелом, и ей много раз пытались свести позвонки так, чтобы позвоночник снова оказался в порядке. Медики вроде бы сделали все, что могли, и не понимали, почему их операции не принесли желаемого результата.
Так на двадцатом году своей жизни девушка стала инвалидом первой группы. Весь мир сузился у нее до кровати в небольшой комнатке, где за ней кропотливо ухаживала мама. Учебу в политехническом институте пришлось бросить, так как сил заниматься на дому у Лены не было. Первое время Миша еще навещал ее, но потом несчастная девушка сама со слезами отвергла его. Ей было неимоверно сложно и тоскливо видеть молодого, здорового и жизнерадостного парня. Она посоветовала ему найти новую подругу, и через полгода узнала, что Миша стал встречаться с ее однокурсницей.
Мама еще пыталась что-то предпринять. Возила Лену в Самару и Москву, за бешеные деньги нанимала массажистов и экстрасенсов. И однажды девушка не выдержала:
- Брось ты это, мама! Все впустую…Лучше мой позвоночник эти врачеватели уже не сделают. А простыми упражнениями я и сама могу заниматься…
Лена стала упорно, изо дня в день, пытаться оживить свое онемевшее тело. Но исподволь она ощущала, что от нее почти ничего и не зависит. Только чудесное вмешательство Свыше могло снова поставить девушку на ноги!
Чудо! Постепенно Лена все больше понимала, что это чудо может совершить для нее только Господь Бог!
Нельзя сказать, что до своей трагедии она вообще не верила в Него. Нет, Лена была крещеной, любила ходить с друзьями в Казанский собор на Рождество и Пасху, а когда поступала в институт, перед экзаменами ставила в храме свечи к иконе Сергия Радонежского…
Но Лена чувствовала, что прежняя ее вера была весьма поверхностной. До того страшного дня она даже и не пыталась возносить к Господу свои молитвы, а из всей Библии прочитала очень и очень мало страниц. И поэтому девушка не стала обижаться на Бога, когда никакого явного ответа на ее поспешные и сбивчивые просьбы «даровать здоровье» не последовало. Для того, чтобы обрести Господа в душе своей, Лене предстояло пройти очень долгий и мучительный путь…
Как раз в это время ее и попытались взять в оборот всевозможные сектанты, осевшие в Сызрани. Они приносили ей яркие брошюрки, угощали конфетами из закордонных посылок. Дошло до того, что на квартире у Лены решили сделать «домашнюю церковь». И сектантов очень смущало, что у нее над кроватью висит икона Пресвятой Богородицы.
- Сняла бы ты ее, сестра! – настоятельно потребовали они, и стали долго и нудно объяснять, что Божия Матерь имеет для них совсем другое значение, чем для православных людей… 
Но для Лены этот совет явился той самой последней каплей, которая переполнила чашу:
- Не хочу я с вами спорить! – резко ответила она им. – И икону снимать не буду! Она в нашей семье уже давно, и никому никогда не мешала… 
Так между ней и сектантами раз и навсегда возникла глухая стена. И Лена стала больше общаться с православными верующими. Поначалу это были в основном пожилые люди, но вот однажды она услышала о молодой супружеской паре – Алексее и Марине, немало потрудившихся в Сызрани на благо Церкви. Вскоре счастливый случай свел их вместе…
…Впоследствии они частенько вспоминали свое первое посещение Лены. Она произвела на них впечатление скромной и умной девушки, не падающей духом. Однако супругам все-таки показалось, что Лена в общем-то уже смирилась со своей участью.
- Вероятно, - сказала она гостям, - в отношении меня существует особый Божий Промысел. Став парализованной, я начала больше молиться и читать Библию, обрела новых друзей по вере. В обычном моем состоянии все это вряд ли было бы возможным…
- Извини нас, Лена, - вежливо прервал ее тогда Алексей, - но разве можем мы, смертные, понять до конца Божий Промысел? У меня, наоборот, сложилось такое ощущение, что ты довольно-таки скоро поднимешься на ноги… 
Супруги решили ежедневно молиться о несчастной девушке. Их просьба к Богу была простой и искренней: «Господи! Даруй хорошее здоровье рабе твоей Елене! Ты Всемогущий, и в силах сделать это! И мы верим, что Ты обязательно сделаешь это! Аминь».
- Надо бы еще, чтобы и сама Лена ускорила свое выздоровление! – заметила как-то Марина.
- В свое избавление от паралича ты должна уверовать безоговорочно! – сказал ей Алексей при очередной встрече. – Как уверовала в евангельские времена одна женщина, говорившая сама в себе: если только прикоснусь к одежде Его, выздоровею…
- А для этого, милая девушка, тебе нужно пригласить священника, исповедоваться и причаститься, ибо с чистой душой человек становится ближе к Богу, и может быстрее быть услышан Им!
Через некоторое время, при очередной встрече, Лена поделилась с супругами своими впечатлениями от исповеди и св. причащения:
- Вы и представить себе не можете, насколько легко и радостно мне стало после того, как я воспользовалась вашим советом! – говорила она. – Вот только ноги по-прежнему не двигаются, совсем я не чувствую их.
- Тебе надо усилить свои молитвы, - сказала ей Марина, - и ни в коем случае не думать о том, что Господь не услышит тебя…
В Рождественский сочельник, обратившись к иконе Божией Матери, Лена в очередной раз просила у Владычицы Небесной дать ей возможность хотя бы на короткое время почувствовать себя на ногах. Слезы умиления и тихой грусти, что она завтра не сможет прийти в православный храм и прославить родившегося Христа, лились по ее щекам.
Задремав после усердной молитвы, девушка почувствовала, что комната наполнилась нежным и приятным светом. Икона на стене неожиданно обрела большие очертания, и Женщина необыкновенной красоты с Младенцем на руках вдруг подошла к ней.
И Лена услышала ласковый голос, чем-то похожий на голос ее мамы: «Дошла до Нас просьба твоя, милая Лена! Ты просила помочь тебе встать на ноги, чтобы прославить Моего Сына, и пусть это исполнится по вере твоей…»
Ручонки Младенца коснулись Лены, и она, ощутив неизъяснимую теплоту, ушла в глубокий сон.
…Проснувшись рано утром, девушка снова почувствовала свое соприкосновение с какой-то неведомой до этого могущественной силой, от которой ощутимо веяло вечностью – одновременно и прошлым, и настоящим, и будущим. Эта сила являлась настолько величественной, что ее можно было даже испугаться. Но девушка быстро поняла, что это – от Бога!
Поочередно нажимая на звонок, Алексей и Марина недолго стояли у двери. Она широко распахнулась, и на пороге их встретила бесконечно счастливая Лена…
  АЛЕКСАНДР МОЛЧАНОВ. 


 
 



  


Погода
Просьба
Валюта
Информеры валютного курса
Телевидение
Туризм
Поздравления
Спорт
Прямые спортивные трансляции - футбол, хоккей, теннис, баскетбол, формула-1
Катаклизмы
Рейтинги
Google PageRank
Праздники мира
Международные праздники

Copyright MyCorp © 2017