Вторник, 25 Апрель 2017, 19:19
Приветствую Вас Гость | RSS

СЫЗРАНЬ на сайте журналиста Александра Молчанова

Переписка
Реклама
Праздники России
Праздники России
Вебпланета
Поиск по сайту

История Кашпира

       

    ГЛАВА 1. КОГДА ЖЕ БЫЛ ОСНОВАН КАШПИР?

В 2009 году исполняется 290 лет с момента того, как в состав Сызрани вошел Кашпир, утративший в 1719-м статус города. Думается, этому событию стоит уделить особое внимание. Ведь Кашпир, на наш взгляд, является своеобразным «мистическим сердцем» Сызрани, местом, которое издревле и по сей день оказывает существленное влияние на весь окружающий его регион. Причем, доказать эту сентенцию мы постараемся с помощью фактов, многие из которых ранее вообще не публиковались (по различным причинам) в местной печати. И надеемся, что после этого «белых пятен» в истории нашего края станет меньше.

Старинная гравюра начала 18-го века, в левой половине которой - Каскур (Кашпир) с его сторожевой крепостью (сейчас на этом месте находится небольшая деревня Поповка), а справа - Сызрань. В частности, Богородицкий женский монастырь, где в настоящее время расположен Казанский кафедральный собор. Снимок взят с сайта "Старая Сызрань".     
Начнем с того, что до сих пор точно неизвестно, когда Кашпир был основан в качестве города. Никакие царские указы на сей счет так и не найдены. А дореволюционные историки к этому вопросу относились весьма осторожно. Так, подполковник Александр Свечин, побывавший в Кашпире (после Сызрани) в 60-х годах 18-го века в составе сенатской комиссии, писал, что «строен оный во днях царя и великого князя Феодора Иоанновича, а кем и в которых годах, и что происходило по сему городу знатного, жители ничего не знают…».
В свою очередь известный путешественник и географ Петр Паллас, посетивший наш край в 1773 году, относительно Кашпира (он, кстати, назвал его Кашпуром, но об этом мы поразмышляем ниже) упомянул, что «сие есть старинное российское место в сей стране, и как то известно, построено еще прежде Сызрани».
… Уже во второй половине 20-го века среди отечественных историков утвердилась версия (см., в частности, материал об этом в журнале «Сызрань», № 3 за 1999 г.), что «строительство Кашпирской крепости началось в 1685 году, и руководил им симбирский воевода Григорий Козловский. А завершилось в 1687-м».
Относительно Козловского можно сказать, что эта версия является весьма спорной. Известно, что вскоре после того, как осенью 1683 года Григорий Афанасьевич успешно завершил строительство Сызранской крепости, он был отозван в Москву, и больше в наши края уже не возвращался. По одним данным, его отъезд произошел в 1685-м, по другим – годом раньше. Кстати, в указе царей Иоанна и Петра Алексеевичей от апреля 1684 года о пожаловании наград «за сохранение спокойствия в Малороссии и за успешные действия против турков и крымцов» назван и Козловский. Причем, он именуется не только воеводою, но и боярином (то есть ему вернули этот титул, которого лишили в апреле 1683-го, отправив в своеобразную «ссылку» в Симбирскую губернию).
Из этого логически следует, что если именно под руководством Григория Афанасьевича была воздвинута Кашпирская крепость (о чем писали и авторитетные дореволюционные историки, в том числе А. Зерцалов), то произошло это, скорее всего, в 1683 году. Получается, что он строил ее практически одновременно с Сызранью, или всего на несколько месяцев позже? А почему бы и нет?!! Расстояние между двумя крепостями – семь верст – не могло быть помехой для Козловского, которого для обеспечения обороноспособности страны наделили серьезными полномочиями и возможностью постоянно привлекать людские и материальные ресурсы. К тому же в те времена русло Волги было совсем другим, и вдоль ее берега существовала (кстати, вплоть до конца 60-х годов 20-го века) достаточно короткая, прямая и удобная дорога между Сызранью и Кашпиром.
А вот версия относительно того, что сооружение Кашпирской крепости завершилось в 1687 году (то есть уже явно без участия Григория Афанасьевича) вряд ли является верной. Дело в том, что строительство пограничной укрепленной черты в среднем Поволжье ( в которую вошли и Сызрань с Кашпиром) было прекращено весной 1686 года. Московское правительство тогда посчитало, что сделанного уже достаточно для обеспечения безопасности края и дальнейшего его освоения.
Конечно, могут найтись и сторонники гипотезы, что Кашпир был основан раньше Сызрани. Об этом, повторим, писал вышеупомянутый П. Паллас, аналогичная информация содержится в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона. А конкретнее всех высказался А. Свечин, о чем уже тоже говорилось выше. Сославшись на местных жителей, он заявил, что Кашпир был построен в бытность сына Ивана Грозного – царя Феодора Иоанновича (правившего с 1584 по 1598 гг.). Если это действительно так, то получается, что данному поселению уже более 410 лет!
Мы посоветовались на сей счет с рядом местных краеведов. Собственно, все они считают, что Свечин два с половиной столетия назад безосновательно поверил «басням» тамошних жителей, а на самом деле Кашпир никак не мог быть основан в конце 16-го века.
Хотя, на наш взгляд, ничего особенно странного в этом нет. Ведь были же, например, основаны при Феодоре Иоанновиче в качестве сторожевых крепостей Самара и Уфа (1586 г.), Царицын (1589 г.), Саратов (1590 г.). Почему же не быть в этом ряду и Кашпиру, занимавшему важное стратегическое место на Волге? Но, скорее всего, его действительно тогда еще не было. В этом можно убедиться, прочитав книгу «Описание путешествия в Московию» знаменитого немецкого ученого-энциклопедиста 17-го века Адама Олеария. В главе «Путешествие от Самары до Царицына» он пишет следующее:
«…28 августа 1636 года мы увидели, что в ста верстах от Самары к западу посреди Волги лежит остров Батрак длиной в три версты…Здесь с правой стороны впадает река Сызрань. За ней мы проехали мимо нескольких небольших островов, и поздно вечером прибыли к Казацкой горе, у которой остановились…Эта гора гола, без всякого леса и длиной в 60 верст. Название свое она получила от донских казаков, которые раньше жили здесь в большом количестве, нападая на мимо идущие суда и грабя их. После того, как однажды посланные из Самары стрельцы напали на них и несколько сот перебили, они здесь уже не показывались так часто…А 29 августа мы у конца Казацкой горы проехали мимо реки Паньщины…».
Безусловно, именно на этой возвышенности позже и была построена Кашпирская крепость (при Олеарии она не существовала, иначе этот скрупулезный ученый обязательно ее бы упомянул). Кстати, первоначальное название данной местности – Кашкур. Позже его переименовали в Кашпур (это название сохранялось вплоть до 19-го века), а затем – в Кашпир. Произошло оно от тюркских слов «кашка» (в переводе – «голая вершина») и «ур» («селение»). Так что иноземный путешественник (видимо, пообщавшийся с местными жителями) вполне верно и лаконично охарактеризовал Казацкую гору.
Отметим также, что спутником Олеария в этой поездке был известный поэт, один из наиболее выдающихся лириков немецкого барокко Пауль Флеминг (1609 – 1640 гг.). В книге «Описание путешествия в Московию» приводится его сонет, посвященной Казацкой горе (по сути, это пророческое стихотворение о Кашпире!):
«О холм, злодействами далеко прогремевший,
Венец твой Фебом так безжалостно спален,
Что и дриаде здесь приют не сохранен,
И дичь и человек исчезли с опустевшей
Главы твоей, - давно ль злодеями кишевшей,
Которых к Волге шлет сосед опасный Дон?
Теперь спокойно здесь. Наш безмятежен сон,
И не боимся мы злой шайки, здесь сидевшей…
Погибнет прошлое, и новая взойдет
Здесь жизнь, колосьями края холма зальет,
И город с башнями возникнет в этой дали!
Посмеет ли казак тогда сюда пристать?
Не век же с Волги дань грабителям сбирать!
Что правы в этом мы, нам небеса вещали!»

Что ж, пророчество Флеминга сбылось – примерно через полвека на Казацкой горе, повторим, был основан Кашпир, «город с башнями»! Но до этого казаки еще «посмели сюда пристать» - в 1670 году в этой местности появились струги Степана Разина, собиравшего силы для наступления на Самару.
Кстати, вот еще один любопытный факт. Недавно автор этих строк пообщался с жителем Сызрани по имени Александр, у которого вот уже более 30 лет хранятся чугунные пушка и скипетр, изготовленные кустарным способом (без клейма) в 17-м веке. Нашел он их именно в селе Кашпир (правда, не в том, что на правом берегу Волги, а напротив, на левом). Основываясь на своих исторических изысканиях, он убежден, что эти пушка и скипетр использовались на одном из стругов атамана Разина, и более подробно об этом мы еще расскажем…
Возвращаясь же к вопросу о годе постройки Кашпирской крепости, предлагаем остановиться на наиболее обоснованной, на наш взгляд, версии, согласно которой это произошло либо в конце 1683-го, либо в начале 1684-го. Если же кто-то сможет ее убедительно опровергнуть, будем только рады. А в следующей публикации о Кашпире мы, в частности, расскажем о том, как в первой четверти 18-го века он фактически защитил от полного разрушения Сызрань, но при этом сам лишился статуса города. Будет и другая интересная информация…
Александр МОЛЧАНОВ

ГЛАВА 2. КОГДА-ТО И СЫЗРАНЬ ВХОДИЛА В КАШПИР!

  Продолжаем серию публикаций, посвященных 290-летию вхождения в состав г. Сызрани села Кашпир, утратившего в 1719 году статус города. При этом основное внимание уделяется историческим фактам, многие из которых ранее вообще не публиковались в местной печати. Часть из них была приведена в главе "Когда же был основан Кашпир?", а сегодня - новая информация.
 
Итак, мы остановились на том, что Кашпирская крепость, согласно наиболее убедительной, на наш взгляд, версии, была построена под руководством симбирского воеводы Григория Козловского либо в конце 1683 года, либо в начале 1684-го (то есть буквально через несколько месяцев после основания Сызрани). Но, конечно же, люди жили здесь и раньше. И не только пришлые донские казаки, в большом количестве промышлявшие в этой местности разбоями в конце 16-го века и в первой четверти 17-го (о чем говорилось в предыдущей публикации).
  Так, в третьем тысячелетии до н. э., когда начался "бронзовый век", здесь поселились кочевники-скотоводы - племена ямной культуры. Их курганы были исследованы археологами и в районе Кашпира. А в 15-м веке и в первой половине 16-го эта местность являлась частью территории Ногайской орды. Неоднократно именно здесь собирались войска кочевников для очередного нападения на Русь. Московскому правительству приходилось даже отправлять богатые подарки их предводителям - мурзам, чтобы удержать их от набегов.
  С тех пор в этой местности сохранился целый ряд невысоких крутых холмов - это так называемые "ногайские могилы". Расположены они, в частности, на обширном пространстве между речкой Кашпуркой и бывшим сажевым заводом. Даже и не знаем, проводятся ли их раскопки в настоящее время. Но вот, например, известному симбирскому археологу Владимиру Поливанову местные крестьяне рассказывали в конце 19-го века, что они находили в этих могилах разные серебряные и медные вещи - браслеты, серьги и конский убор.
 Но вернемся к основанию Кашпирской крепости. Собственно (если не считать споров о том, в каком именно году она построена), о ней написано уже немало, и повторяться просто не хочется. Если вкратце, дело обстояло так. Воздвигли ее в обычной для того времени манере: на высоком мысу, образованном Волгой и впадающей в нее небольшой речкой Кашпуркой. В военном отношении Кашпирская крепость уже с 80-х годов 17-го века была гораздо мощнее Сызранской и закрывала последнюю от нападений с юга. Она имела 8 башен, более прочные и высокие стены, чем у соседей, и более мощную артиллерию. Стены крепости с трех сторон окружали земляные рвы и надолбы, а с четвертой, восточной, ее хорошо защищал крутой спуск к Волге.
  Кашпирский гарнизон был сформирован за счет перевода сюда служилых людей из Казани, Тетюшей, Чебоксар. Так, в 1689 году он насчитывал 188 солдат, а в дальнейшем их стало больше. Известный голландский писатель де Бруин, путешествовавший по Волге весной 1703 года, писал следующее:
  " 13 мая мы видели город Кашкур. Он невелик, окружен деревянной стеной, снабженной башнями, с несколькими деревянными же церквами. Предместье его, или слобода, находится подле же города...В расстоянии часа далее отсюда есть еще другой город, называемый Сызран...".
  Рядом с последним удобных мест на Волге тогда не было. И поэтому долгое время суда причаливали в Кашпире, где со временем возникли крупяная, соляная и рыбная пристани. В самой крепости жили стрельцы, а в ее слободе (т. н. Закашпире) солдаты, которым вместо жалованья отводились сенокосы, выпасы и пахотная земля.
  В городе в тот период действовало воеводское правление. В частности, в 1706 году воеводой Кашпира стал дворянин, владелец села Троицкое Семен Дмитриев, который в 1708-м был назначен воеводой в Симбирске.
...Судя по всему, в начале 18-го века московское правительство окончательно пришло к выводу, что в нашем Поволжском укрепрайоне не Сызранская, а именно Кашпирская крепость должна обладать статусом города, с учетом ее более выгодного стратегического положения. Это и было засвидетельствовано в царском указе "Об учреждении губерний и о росписании к ним городов" от 18 декабря 1708 года (цитируем по изданию "Российское законодательство 16 - 20 вв.", т. 4, М., Юридическая литература, 1986). В этом документе говорится следующее:
  "Великий государь указал...для всенародной пользы учинить 8 губерний, и к ним росписать города...Казанская губерния. Казань, а к ней города: Яик, Терек, Астрахань, Царицын, Дмитровской, Саратов, Уфа, Самара, Симбирск, Царев Санчурск, Кокшанск, Свияжск, Царев Кокшанск, Алатырь, Цывилск, Чебоксары, Кашпир, Ядрин, Кузьмодемьянск, Яренск, Василь, Курмыш, Темников, Нижний Новгород, Арзамас, Кадом, Елатьма, Касимов, Гороховец, Муром, Мокшанск Уржум, Балахна, Вязники, Юрьевец - Повольский. И того 36..." 
  Как видим, Сызрань в этом списке отсутствует. Как нет ее и в перечне еще 35 незначительных "пригородков", отнесенных тем же царским указом к Казани, Астрахани, Симбирску и Уфе. В 1708 году, видимо, Сызрань была настолько маленькой, что ее в этом документе решили вообще не упоминать. А подчинялась она, безусловно, своему ближайшему соседу - Кашпиру, занесенному в список основных городов Казанской губернии. 
  В 1711 году вернувшийся на пост кашпирского воеводы С. Дмитриев построил неподалеку от этой крепости, на крутом берегу Волги, деревянную Благовещенскую церковь. В 1712-м при ней был основан мужской монастырь с таким же названием, просуществовавший 52 года (в настоящее время началось его возрождение). Скорее всего (точных доказательств у нас нет) он ведет свое начало от Вознесенской обители, которая временно была переведена в Кашпир из Сызрани еще в 1687 году и являлась домовым монастырем казанского митрополита. А в 1713 году на источнике возле Кашпирской крепости, к которому в летнее время пастухи пригоняли скот, явилась величайшая православная святыня нашего края - Феодоровская икона Божией Матери... 
  А теперь мы переходим к самой трагической странице в истории Кашпира - событию, в результате которого, по существу, он и утратил статус города.
  Более 30 лет эта крепость успешно выполняла свои оборонительные функции на Волге, защищая и Сызрань. В том числе и от калмыков, которые во второй половине 17-го века и в первой четверти 18-го постоянно кочевали по великой русской реке, ведя обширную торговлю скотом. Формально они считались подданными России, а на практике жили довольно независимо. Посылали посольства в Тибет, другие страны. В нашем крае они периодически нападали на русские города. Так, были зафиксированы случаи их посягательств на Благовещенский монастырь возле Кашпира, но собственно, и не более того. Хотя нередко случались инциденты, связанные с угоном скота и потравой покосов, но до Сызрани, по имеющимся данным, калмыки так никогда и не добрались.
  Между тем, в первой четверти 18-го века ситуация в Нижнем и Среднем Поволжье усугубилась по другим причинам. В 1713 году, потерпев поражение в войне с Турцией, Россия была вынуждена вернуть ей крепость Азов, закрывавшую крымским татарам путь на Волгу. И последствия не заставили себя долго ждать. В 1717 году произошел так называемый "Кубанский погром", о котором известный историк 18-го века Иван Голиков в своем 12-томном труде "Деяния Петра Великого" (впервые изданном в 1788 году) написал следующее:
  "Сии вечно бывшие враги наши в августе 1717-го под предводительством Бухты - Гирея Дели - Салтана в великом множестве татар, азовских бешлеев и других народов, а также имея при себе изменника, донского казака Некрасова с казаками, сверх всякого чаяния вероломно впали в пределы Российские. Они разорили предместья городов Царицына, Пензы, Симбирска, Саратова, Инзарска, Петровска и Ломова с их уездами;...городки Кашпир (под Сызранью), Рамзаевский (между Мокшаном и Пензой) и иные, приступом взяв, разорили; во всех оных местах все селения и хлеб предали огню, все имения и скот пограбили. Побили разного звания людей 712, в полон взяли 12107 человек, церквей сожжено 80...".
  Примечательно, что в дальнейшем Кубанский погром всячески замалчивался российской исторической наукой. Он явно не вписывался в концепцию (существующую по сей день) о всевозможных успешных деяниях Петра Великого как полководца и дипломата. Этот погром, например, предпочел вообще "не заметить" Александр Пушкин, написавший свою "Историю Петра" во многом по материалам И. Голикова. По отношению к воинскому гарнизону и простым жителям того же Кашпира, защитившего от разрушения соседнюю с ним Сызрань (остается только догадываться, какие ожесточенные бои происходили здесь 292 года назад), это, конечно же, несправедливо. Судя по всему, многим из тех, кто уцелел, пришлось покинуть город, превращенный в полное пепелище. Вероятно, уже именно тогда, осенью или в начале зимы несчастливого 1717 года, переселенцами из него на левом берегу Волги было основано село Кашпирские хутора. В настоящее время оно называется Кашпиром и входит в Приволжский район. А на берегу Кубры погорельцы основали деревню Кашпирские выселки (примерно напротив Уваровки), которая прекратила свое существование после того, как в полную мощность со своими вредными выбросами заработал с 40-х годов прошлого века Сызранский нефтеперерабатывающий завод.
  Конечно, Кашпир, как это всегда было присуще русским людям, отстроили достаточно быстро. И в первую очередь - крепость. В образованную в 1718 году Симбирскую провинцию, отнесенную к Астраханской губернии, в качестве отдельных городов вошли и Сызрань с Кашпиром. Но последний уже через год утратил этот статус: слишком уж многих позитивных моментов лишился он после Кубанского погрома.
  Отнюдь не случайно Кашпир включен в созданный недавно интернет - проект "Заброшенные города" (в нем их несколько десятков), вместе с Буинском, Гремячим, Заволочьем (Псковская обл.), Ливенском (Белгородская обл.) Печерниками (Рязанская обл.), Погорелым Городищем (Тверская обл.) и другими. Да, не всегда удачным оказывалось в России преобразование в город селения, у которого не было, как выяснялось впоследствии, достаточно возможностей для выполнения новых обязанностей. И поэтому уже в 1719 году в Кашпире было упразднено воеводское правление, и он превратился в пригород Сызрани. А о том, что было дальше, мы еще расскажем.
  Александр МОЛЧАНОВ

  ГЛАВА 3. ЧТО СТАЛО БЫ С КАШПИРОМ БЕЗ ГОРЮЧИХ СЛАНЦЕВ?
  Мы продолжаем серию публикаций, посвященных 290 – летию вхождения Кашпира в состав Сызрани. Напомним, что данное событие произошло в 1719 году.
 
Сосредоточением здешней духовной жизни в 18-м веке, безусловно, являлся Благовещенский мужской монастырь, основанный в 1712 году в нескольких верстах от Кашпира тамошним воеводой Семеном Дмитриевым. В конце своей жизни, успев также побывать градоначальником Симбирска и Сызрани, он возвратился в родные пенаты. Под руководством С. Дмитриева в 1730 году в Благовещенском монастыре завершилось строительство каменного храма ( взамен износившегося деревянного), обнесенного кирпичной стеной. Именно в этой обители он и был похоронен, и когда примерно через 270 лет, в 2004 году, по инициативе акционерного общества «Пластик» было проведено обустройство тамошнего кладбища, видимо, вновь нашли упокоение останки этого великого воеводы.
  В 1764 году Благовещенский мужской монастырь в Кашпире (как и женский Богородицкий в Сызрани) был упразднен. Монахов расселили по соседним в Симбирской губернии обителям. Благовещенский храм (все другие монастырские постройки разрушились уже к концу 18-го века) стал приходским для жителей сел Монастырское (в советское время оно было переименовано в Рудницкое) и Семеновское. Оба в конце 60-х годов прошлого века исчезли после пуска Саратовской ГЭС.  
  И, конечно же, нельзя также не отметить, что примерно в середине 18-го века в Кашпире был обретен (вскоре после переноса в Сызрань Феодоровской иконы Божией Матери) другой чудотворный образ – в честь Усекновения главы Предтечи и Крестителя Госпордня Иоанна. До установления советской власти эта икона находилась в Благовещенском храме (ее, в частности, лицезрел император Александр 11, присутствовавший здесь на богослужении в августе 1871 года со своим наследником), и очень почиталась жителями близлежащих мест, а потом куда-то исчезла. Тем не менее, память о ней сохранилась до наших дней. Во всяком случае, вплоть до конца 20-го века ежегодно, каждую осень, в полуразрушенном Благовещенском храме проводилась служба, посвященная Усекновению главы Иоанна, с участием в ней преимущественно пожилых богомольцев.  
  До сих пор достаточно туманным остается завершение истории Кашпирской сторожевой крепости. Напомним, что в номере «ВВ» за 17 марта с.г. говорилось о том, что в 1717 году ее практически полностью уничтожили напавшие на Россию крымские татары и их союзники. Но она была восстановлена уже в следующем году, когда Кашпир включили в Симбирскую провинцию Астраханской губернии, и просуществовала еще, как минимум, около полувека. В качестве пригорода Сызрани, например, эта крепость упоминается в книге «Цветущее состояние Всероссийского государства», изданной известным историком и географом Иваном Кирилловым в 1727 году. Он вкратце написал, что, «по ведомости камор – коллегии, в том пригороде монастырь 1, церквей 2. Живут же там служилые люди».
  Согласно сохранившимся архивным документам, 11 июня 1722 года кратковременную остановку в Кашпирской крепости (проехав мимо Сызрани) сделал Петр Великий, который вместе со своей женой Екатериной отправился тогда в Персидский поход. Это было, кстати, второе его посещение наших мест. Впервые мимо Кашпира император проплыл еще 30 мая 1695 года, отправившись в поход на Азов.
  В 1765 году в составе сенатской комиссии Кашпир посетил подполковник Александр Свечин.
  «Данное поселение, - отметил он, - состоит на высоком и немного скатистом месте на берегу Волги, и на устье речки Кашпирки… Ныне в оном месте опустевшее городовое сосновое укрепление, сделанное по тогдашнему обычаю вышиною не ниже пяти с половиной аршин, с шестью немалыми башнями, и с двумя воротами, от коего вверх по горе рытой вал и ров, который продолжается сажен на 300. В конце онаго башня, коя и ныне называется сторожевая. Внутри онаго как каменных, так и деревянных строений, купечества и торгов никаких нет. Но только от сего места в полугоре, саженях в 200, церковь деревянная и другая такая же под горой, где и слобода живущих пахотных солдат, коих числом по нынешней ревизии 436 душ, да помещичьих 6 душ…».
  Особое внимание в этом тексте, думается, стоит уделить упомянутому А. Свечиным земляному валу длиною в 300 сажень (то есть около 850 метров). Пожалуй, это единственное древнее сооружение, относящееся к Кашпирской крепости, которое сохранилось до наших дней. Он и сейчас прекрасно виден, на мой взгляд, при выходе на Волгу из деревни Поповка (хотя время, конечно же, изрядно потрудилось над этим шедевром рук человеческих). И вовсе, кстати, не факт, что этот земляной вал был создан именно при основании Кашпира! В своем «Топографическом описании Симбирского наместничества», изданном в 1784 году, Т. Масленицкий написал следующее:
  «В полуверсте от пригорода Кашпира есть вал, идущий до берега Волги на протяжении около версты. Он обращает на себя внимание местных жителей следующим явлением: в некоторых местах при езде и ударах вблизи вала получается такой звук, как будто тут есть подземные пустоты. По преданию, он насыпан татарами».
  Есть, кстати, и другие версии, согласно которым земляной вал в Кашпире (как и многие подобные ему древние заградительные сооружения в Среднем Поволжье, сохранившиеся до наших дней) был построен еще намного раньше прихода сюда монгол, татар, ногайцев и иже с ними. А вот кем именно, и для защиты от каких завоевателей, точно пока неизвестно. Этой теме, думается, стоит посвятить отдельную публикацию на страницах «ВВ».
  Последние из дошедших до наших дней официальных упоминаний о Кашпирской крепости относятся к 1769 году, когда ее попеременно лицезрели два известных российских путешественников и ученых. Один из них, руководитель экспедиции Петербургской Академии наук Петр Паллас, написал тогда следующее:
  « Пригород Кашпур, или как то жители выговаривают Кашкер, стоит на горе Кучугуре подле рукава Волги, при самом устье речки Кашпурки. Сие есть старинное российское место в сей стране, и, как то известно, построено еще прежде Сызрани.
  На высокой части горы при полуденном конце Кашпура видно еще четыре обвалившиеся башни бывшей деревянной крепости, от которой для защищения домов обнесено немалое расстояние палисадом даже до речки Кашпурки, где находится подзорная башня. Другая такая же стоит на западной части горы.
  - Ныне этот пригород, - пишет далее П. Паллас, - с тремя церквами подсуден сызранской канцелярии. В самой средине Кашпура находится голый, из худого мелу состоящий и сахарной голове подобный курган, который очень далеко виден с Волги. Ходящим на судах он известен под именем Мелового шелома, а тамошние жители называют его Хомутская прасна, по славному у них мужике, имевшем свое жилище на сем кургане…».
  В свою известный российский путешественник Иван Лепехин оставил после себя следующие воспоминания:
  «…29 мая 1769 года все было в готовности к нашему водяному пути. Сплавная наша состояла в одной лодке и двух гребцах, а охранителями служили два отставных солдата…Надменная прибылою водою Волга скоро несла наше суденушко, и не более часа прошло времени, как примчало нас к пригороду Кашпур, отстоящему от Сызрани в 7 верстах…
  Сей пригородок стоит на волжских горах при самом устье речки Кашпурки, впадающей в Волгу. Ныне он составляет село государственных крестьян, а прежде был действительный пригородок, которого и ныне видны остатки. Несколько пониже нынешнего селения стоит обветшалый дубовый кремль на земляном валу. Фигуру имеет четвероугольную, и на каждой стене по три башни. Внутри не видно более никакого строения, кроме развалившейся канцелярии и караульного дома. Сказывают, что сей пригородок построен был еще прежде Сызрани, в который после и кашпурское правление переведено…»  
  Что стало после этого с остатками Кашпирской сторожевой крепости, до сих пор точно неизвестно. После 1769 года официальных упоминаний о ней не сохранилось. Скорее всего, она разрушилась сама собой или же была снесена в результате естественного старения и износа (как, например, стены Сызранского кремля), но не исключено также, что этому поспособствовало и какое-то очередное нападение извне. И тут, конечно же, сразу приходит на ум вспыхнувшее в 1773 году в заволжских степях крестьянское восстание под предводительством Емельяна Пугачева, в которое была вовлечена и Сызрань.
  Общеизвестен тот факт, что в конце декабря этого года правительственный отряд из нашего города под предводительством майора Муффеля, совершив успешный рейд, выбил мятежников из Самары. Но сохранились также и отрывочные сведения о том, что почти на всем протяжении 1774 года в наших краях появлялись мелкие отряды пугачевцев (к ним, кстати, примкнули и крепостные люди графа Орлова – Давыдова, сбежавшие из сел неподалеку от Сызрани), с которыми жестоко расправлялись царские войска. Кто знает, возможно, в одном из этих столкновений и была окончательно уничтожена Кашпирская крепость (естественно, куда как менее защищенная, чем Сызранская). Во всяком случае, такая версия в конце прошлого века уже высказывалась в местной печати. Но тогда большинством местных краеведов она была опровергнута; преимущественно, кстати, на основании того, что о вовлечении Кашпира в это восстание ничего не сказано в написанной Александром Пушкиным «Истории пугачевского бунта». Но он, согласитесь, среди множества других событий это мог просто – напросто упустить…
  Согласно тому же Пушкину, правительственный отряд во главе с генералом Суворовым, осуществивший поимку Пугачева на Урале, в начале октября 1774 года переправил его «в Коспорье» (именно так Александр Сергеевич почему-то назвал Кашпир) в деревянной клетке через Волгу. Случилось это, по его словам, «ночью, в волновую погоду» (видимо, из соображений безопасности), а вскоре мятежного атамана уже привезли в Симбирск. Так еще раз пригодилась существовавшая в районе Кашпира с глубокой древности скотопрогонная дорога через великую русскую реку. Ни о какой тамошней крепости Пушкин при этом не упомянул. 
…Скорее всего, после утраты статуса города, а затем и исчезновения сторожевой крепости Кашпир и до нынешних дней являлся бы заурядным населенным пунктом вместе с окружающими его деревнями. Но, подобно Аляске, которую Россия продала американцам, он возвысился за счет своих природных ресурсов. С той лишь разницей, что если на Аляске были обнаружены залежи золота и возникла «желтая лихорадка», то в Кашпире начало осваиваться огромное месторождение горючих сланцев. 
  Известно людям оно уже несколько сотен лет. Во многом благодаря тому, что сланцевые слои в районе Кашпира выходят прямо на волжский берег. По преданию, еще казаки Степана Разина использовали тамошний горючий камень для своих костров. До наших дней сохранилась легенда о том, что название «Кашпир» берет свое начало именно с тех лихих времен. Дескать, разбойники варили на кострах кашу и устраивали пиры (иногда в этом качестве приводятся даже гунны, монголо – татары и ногайцы, которые с глубокой древности использовали имевшуюся здесь надежную и удобную переправу через Волгу). Но вряд ли эта версия является правильной. Ведь данное поселение, как уже отмечалось в номере «ВВ» за 3 марта с. г., упоминается еще в книге Адама Олеария, побывавшего здесь на три с лишним десятка лет раньше легендарного атамана. К тому же этот немецкий путешественник называет его не «Кашпиром», а «Кашкуром» ( в переводе с тюрского – «Лысой горой»), точно так же до первой трети 19-го века его именовали и другие авторитетные авторы.
  Впервые научное описание горючих сланцев в районе Кашпира дал П. Паллас, побывавший здесь, как уже говорилось выше, в 1769 году. Досконально обследовав тамошний берег на протяжении пяти верст, он высказал предположение, что осмотренные им пласты – лишь ничтожная часть громадного месторождения «шиферного уголья». Его разработка будет, безусловно, в «пользу жителей в безлесных низких странах Волги».  
  Собственно, предсказание Палласа сбылось, и кашпирские горючие сланцы прославились в дальнейшем на всю Россию, но об этом мы поговорим позже…
  Александр МОЛЧАНОВ
"Волжские вести", 2009 г. 

  В КАШПИРЕ ВОЗРОЖДАЮТ ДРЕВНИЙ МОНАСТЫРЬ
  А теперь давайте перенесемся в наши времена! Сызранское ООО «Лидер – Тюнинг» (директор Валерий Гуськов), успешно занимающееся производством изделий из стеклопластика, продолжает возрождать старинный Благовещенский каменный храм, построенный на крутом берегу Волги воеводой Семеном Дмитриевым еще в 1730 году. А также и некогда действовавший при нем Благовещенский монастырь, упраздненный еще в 1764 году. 
 
В конце апреля 2009-го я побывал здесь вместе с сотрудником этой фирмы Александром Чечневым , заинтересовавшимся моими публикациями о Кашпире, и специалистом отдела общественных связей и информации городской администрации Анатолием Горловым. После того, как мы проехали мимо уже давно закрытой шахты «Кашпирская», началась очень тяжелая и ухабистая дорога, но сетовать по этому поводу не приходилось. Уж какая есть! Причем, последние несколько сотен метров до Благовещенского храма дороги до недавнего времени вообще не было, и паломникам, оставив транспорт, приходилось пешком перебираться через глубокий овраг.
  Но теперь она действует, и вот мы уже на месте. Открывшаяся картина потрясла меня до глубины души! Только теперь я наглядно понял, за что именно Владыка Сергий, архиепископ Самарский и Сызранский, посетивший наш город 23 апреля, наградил В. Гуськова Золотым Знаком святителя Алексия. Он этого заслужил сполна! Масштабы работы, проведенной здесь за последнее время фирмой «Лидер – Тюнинг», очень и очень впечатляют, и, пожалуй, такого размаха благотворительной деятельности в Сызрани больше нигде не найти…
  Нашим собеседником в этом благодатном месте стал руководитель строительной фирмы ООО «Тисс» Александр Данилов. Ему 50 лет, он подполковник запаса, свою воинскую карьеру закончил в должности командира батальона аэродромно – технического обеспечения. После выхода на «гражданку» занялся предпринимательской деятельностью, основал в нашем городе вышеназванное предприятие, которое в основном возводило коттеджи и бани для «новых русских». А ключевой для него стала встреча с В. Гуськовым, произошедшая два года назад. 
  - Валерий Витальевич, - рассказывает Данилов, - предложил мне поучаствовать в возрождении Благовещенского монастыря, пообещав обеспечить строительными работами. Я согласился, и с тех пор ни разу не пожалел об этом. Более того, за последнее время вообще свернул в Сызрани всю другую деятельность фирмы «Тисс», и целиком сосредоточился на нынешней работе, которой отдаю все свои силы. В этой жизни я вроде бы и всего уже добился, но очень хочется внести свой вклад в возрождение Православия на нашей земле…
  Заходим с Александром в Благовещенский храм, построенный 279 лет назад. Он очень большой: вместе с куполом, который планируется установить уже в нынешнем году, его высота составит более 25 метров! Подумалось, насколько же наши далекие предки любили это намоленное место, раз смогли в глубокой древности воздвигнуть на окраине Сызрани, не имея современной техники, такое грандиозное сооружение! 
  И строили они, действительно, на века. Во многих местах кирпичная кладка, в которую (как это тогда полагалось) добавлялся яичный желток, хорошо сохранилась до сих пор. И это несмотря на то, что в советское время воинствующие безбожники даже пытались взорвать храм с помощью динамита. Им не нравилось, что этой церковью любуются люди, проплывающие мимо по Волге (как, например, автор этих строк, бывавший здесь на рыбалке с отцом в 70-е годы прошлого века).
  Но храм, к счастью, устоял, хотя и нуждается сейчас в серьезной реставрации. Всего, по словам А. Данилова, на нее потребуется еще около 5 – 7 лет. А в прошлом году вокруг церкви уже возводили леса, и восстановили ее свод, находившийся под угрозой обрушения.
  Внутри храма, из которого уже убран многочисленный мусор, до наших дней сохранились некоторые росписи. Насколько они древние, судить, естественно, могут только специалисты. Но вот на одной из фресок, например, запечатлен преподобный Серафим Саровский, канонизированный в 1903 году (из чего следует, что написано это уже незадолго до Октябрьской революции)... 

(полностью этот материал можно прочитать в "Каталоге статей" на нашем сайте). 
  Александр МОЛЧАНОВ  
  



Погода
Просьба
Валюта
Информеры валютного курса
Телевидение
Туризм
Поздравления
Спорт
Прямые спортивные трансляции - футбол, хоккей, теннис, баскетбол, формула-1
Катаклизмы
Рейтинги
Google PageRank
Праздники мира
Международные праздники

Copyright MyCorp © 2017